среда, 2 августа 2017 г.

Выстрел: Serge Lutens Bapteme du Feu.



Воспоминания детства и юности - это, пожалуй, самые яркие флэшбэки, посещающие нас и вспыхивающие фотографиями ушедших лет, чтобы осветить повседневную жизнь взрослого и умудрённого опытом человека неожиданными и, казалось бы, давно растворившимися в воздухе времени образами . Они подобны радуге, расцветающей на небосклоне после тёплого летнего дождя и соединяющей радость прошлого с прелестью настоящего и волнующим ожиданием будущего.

По словам своего создателя, аромат Serge Lutens Bapteme du Feu родился как раз под вдохновением юношеских воспоминаний о ярких и шумных карнавалах на севере Франции, где проходили молодые годы великого маэстро. Возможно, запах имбирных пряников, продававшихся на ярмарках и оружейного пороха на местных стрельбищах настолько сильно отпечатались в памяти юного Сержа, что, однажды, он решил посвятить этому полновесный ароматный опус, хотя может быть это был просто соблазн перенестись в далёкие и безвозвратно ушедшие беззаботные времена.

Надо сказать, что несколько лет назад имбирное печенье уже отметилось лейтмотивом в ещё одном релизе марки под названием Five o Clock au Gingembre. Тогда эта работа вызвала много разговоров, а её достаточно мейнстримовский характер, с одной стороны, увеличил количество поклонников бренда, а с другой сигнализировал о грядущих изменениях в нишевом сегменте, хотя в тот момент мало кто предполагал, что компромисс, на который придётся идти создателям нишевой парфюмерии при выборе между чистым искусством и деньгами покупателей уже не за горами.

Итак, спустя 8 лет аппетитный имбирный пряник опять стал объектом ольфакторного исследования Serge Lutens, однако, на этот раз в паре с уже проверенным и надёжным покорителем человеческого обоняния выступил другой ингредиент, чьё использование в парфюмерии последние пару-тройку лет только набирает обороты. Запах пороха если и не входит в число самых популярных отдушек, то уж точно всегда привлекает внимание, если его название фигурирует в составе ароматической пирамиды. Успешное выступление этого компонента на сцене подтверждено вполне конкретными зрительскими симпатиями и сборами, взять, например, абсолютно новаторский и совершенно потрясающий Beaufort Tonnere, в котором он сыграл отнюдь не последнюю роль. 

Bapteme du Feu демонстрирует, что маэстро не утратил любовь к парадоксам и неожиданным вкусовым сочетаниям, а его напарник Christopher Sheldrake по-прежнему остается мастером исполнения нестандартных задач. Пряничная аппетитность, которой предшествует горьковатый мандариновый аперитив плотно обёрнута листьями зелёных нот и приправлена сладкой карамельной тягучестью бобов тонка, растертых на свежеспиленной кедровой доске. Насколько это съедобно судить не берусь, но необычные ощущения постепенно овладевают вашим внимание, а пёстрый набор ингредиентов довольно быстро начинает восприниматься как единое целое. 

У этого аромата есть ещё одна интересная особенность, которую можно охарактеризовать термином внутреннее тепло. Оно исходит откуда-то изнутри, словно разогревая рецепторы запахом горячего металла и пороха, создавая интересное, почти физическое ощущение шлейфа и переводя восприятие из ольфакторного в тактильное. И на этом фоне самым удивительным образом появляется вполне осязаемый и заметный амброксановый акцент, растекающийся обезоруживающей обоняние дымовой завесой, за которой скрывается импрессионистская палитра мускусных и цветочных нот. 

Bapteme du Feu - это не просто крещение огнём, скорее, его можно назвать сгустком эмоций и воспоминаний, которые медленно варятся в бесконечном котле времени, отбрасывая сполохи картин прошлого на мольберт древесных нот. Кружка с обжигающим глинтвейном, щедро приправленным корицей, потрескивающие дрова в камине и висящее рядом со старыми рыцарскими латами охотничье ружьё, пахнущее лесом и вчерашней охотой. А разве нужно что-то ещё, чтобы предаться искушению встречи с минувшим?

Комментариев нет: