пятница, 8 февраля 2013 г.

Пятый элемент: Serge Lutens Santal Majuscule.


Сандаловые композиции принадлежат к одной из самых благородных каст в парфюмерном мире. Аромат сандалового масла прекрасен и узнаваем, роскошен и царственен. Один мой знакомый рассказывал о своем визите на яхту арабского шейха, на которой кроме рубинов и сапфиров, обозначающих краны с холодной и горячей водой, ему запомнились поручни, отделанные настоящим сандаловым деревом и источавшие фантастический запах. В данном случае, я склонен верить его рассказам, ведь восточные люди с особым трепетом относятся к таким вещам. Великий Serge Lutens неоднократно обращался к сандаловой теме, в результате чего на свет появились прекрасные Santal Blanc и Santal de Mysore. Последнее творение получило название не больше, не меньше как Santal Majuscule, что означает "сандал, написанный заглавными буквами". Емко и аллегорично, как раз в стиле Великого Мистификатора.

 То, что открывает этот аромат, похоже на содержимое таинственного ларца, испещренного диковиной витиеватой росписью и преподнесенного мягким и элегантным взмахом руки, опустившего голову в почтительном поклоне заморского посла. Еще не увидевшее свет, струящийся из высоко прорезанных в каменных стенах окон, но наполнившее все вокруг сладостным до дрожи ожиданием чего-то совершенного, оно должно стать особенным даром, способным не только разгладить властные складки на лице императора, но и заставить блестеть глаза его прекрасной супруги. 

Шлейф Santal Majuscule мгновенно пробуждает к жизни тысячи обонятельных рецепторов, начинающих вибрировать в нетерпеливой истоме и желании получить свою порцию кремовой медовости розовых лепестков, бесшумно падающих на холодный каменный пол. Он восхитителен в своей нетерпеливости коричных нот, граничащей с пробуждающейся страстью, пытающейся вырваться из многослойных объятий ярких одежд, но постоянно сдерживающейся, будучи скованной традициями и обычаями. Он неумолимо манит, будоража ваши ощущения ароматом горячего шоколада, растекаясь по коже сладкой теплотой. Он вполне мог бы быть тем благовонием, которым умащивали свое тело раджи и их жены, за которое платили золотом, а порой и жизнью. Его причудливым ароматическим изгибам посвящали главы в сказках и преданиях, окружая ореолом таинства и недоступности для простых смертных. Секреты его состава охранялись сильнее покоев владык и считались даром всевышнего. 

Загадка и парадокс Santal Majuscule заключается в его двуликой сущности, представляющей собой некий мост между культурами с разными взглядами на жизнь и разными вероисповеданиями. Это долгий разговор с попыткой прийти к общему знаменателю путем взаимных уступок и нелегких компромиссов, игра, в которой обе стороны, что-то теряют, одновременно приобретая нечто большое. Обычаи Востока здесь написаны латинскими буквами, однако, вполне европейские интерьеры органично украшены причудливой вязью на санскрите.

Santal Majuscule придется по вкусу многим, в том числе и тем, кто только начинает свой путь в нише. Более умудренные ценители насладятся смакованием от прочтения очередной главы восточных сказок, написанных изысканнейшим языком. Очередной многослойный шедевр, к которому можно возвращаться практически бесконечно.

Комментариев нет: